Не стоит благодарности.  – Она улыбнулась и села напротив шефа. Стратмор был крупным кряжистым мужчиной, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, настойчивость и неизменное стремление к совершенству. Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность. – У вас испуганный вид, – сказала Сьюзан. – Настали не лучшие времена, – вздохнул Стратмор. Не сомневаюсь, – подумала .

Стратмор кивнул: – Совершенно.  – Повисла продолжительная пауза.  – Прости, что я тебе лгал. Попытка переделать Цифровую крепость – дело серьезное и хлопотное. Я не хотел тебя впутывать.

Он слышал собственный крик о помощи, но, кроме стука ботинок сзади и учащенного дыхания, утренняя тишина не нарушалась ничем. Беккер почувствовал жжение в боку. Наверное, за ним тянется красный след на белых камнях. Он искал глазами открытую дверь или ворота – любой выход из этого бесконечного каньона, – но ничего не. Улочка начала сужаться. – Soccoro! – Его голос звучал еле слышно.  – Помогите. С обеих сторон на него надвигались стены извивающейся улочки.

Беккер посмотрел на часы – 11. За восемь часов след остыл. Какого черта я здесь делаю.

Мы выстрелили в него новым Джей-23, это нервно-паралитическое вещество продолжительного действия. Конечно, это чертовски болезненно, но нам нужно было его остановить. – Не волнуйтесь, мадам, – заверил второй агент.  – С ним все будет в порядке. Дэвид Беккер смотрел на экран прямо перед. У него кружилась голова, и он едва отдавал себе отчет в происходящем.

На экране он видел комнату, в которой царил хаос.

В этой комнате находилась Сьюзан. Она стояла отдельно от остальных и смотрела на него, смеясь и плача. – Дэвид… Слава Богу.

Она отдала это чертово кольцо. – Я пыталась помочь умирающему, – объясняла Росио.  – Но сам он, похоже, этого не. Он… это кольцо… он совал его нам в лицо, тыкал своими изуродованными пальцами. Он все протягивал к нам руку – чтобы мы взяли кольцо.

Она почувствовала соленый привкус и из последних сил попыталась выбраться из-под немца. В неизвестно откуда взявшейся полоске света она увидела его искаженное судорогой лицо. Из пулевого отверстия в виске хлестала кровь – прямо на. Росио попробовала закричать, но в легких не было воздуха. Он вот-вот задавит. Уже теряя сознание, она рванулась к свету, который пробивался из приоткрытой двери гостиничного номера, и успела увидеть руку, сжимающую пистолет с глушителем.

Яркая вспышка – и все поглотила черная бездна.

ГЛАВА 40 Стоя у двери Третьего узла, Чатрукьян с безумным видом отчаянно пытался убедить Хейла в том, что с ТРАНСТЕКСТОМ стряслась беда. Сьюзан пробежала мимо них с одной только мыслью – как можно скорее предупредить Стратмора. Сотрудник лаборатории систем безопасности схватил ее за руку.

Беги, Сьюзан. Открой дверцу. Спасайся. Она открыла глаза, словно надеясь увидеть его лицо, его лучистые зеленые глаза и задорную улыбку, и вновь перед ней всплыли буквы от А до Z. Шифр!. Сьюзан смотрела на эти буквы, и они расплывались перед ее слезящимися глазами.

– Количество букв всегда составляло совершенный квадрат. – Готово! – крикнула Соши. Все посмотрели на вновь организованный текст, выстроенный в горизонтальную линию. – По-прежнему чепуха, – с отвращением скривился Джабба.  – Смотрите. Это просто бессмысленный набор букв… Слова застряли у него в горле, глаза расширились.  – О… Боже ты мой… Фонтейн тоже все понял.

Брови его поползли вверх.

Он был потрясен. Мидж и Бринкерхофф охнули в унисон. – Ну и чертовщина. Перед глазами возник текст: PRIMEDIFFERENCEBETWEEN ELEMENTSRESPONSIBLE FORHIROSHIMAANDNAGASAKI – Введите пробелы, – приказала Сьюзан.  – Нам предстоит решить одну задачку.

– Когда я все закончу, я сообщу тебе код вызова лифта. И тогда ты решишь, уходить тебе или. Повисла долгая тишина. Сьюзан словно во сне подошла и села с ним .

Типичная для Испании туалетная комната: квадратная форма, белый кафель, с потолка свисает единственная лампочка. Как всегда, одна кабинка и один писсуар. Пользуются ли писсуаром в дамском туалете -неважно, главное, что сэкономили на лишней кабинке. Беккер с отвращением оглядел комнату. Грязь, в раковине мутная коричневатая вода. Повсюду разбросаны грязные бумажные полотенца, лужи воды на полу. Старая электрическая сушилка для рук захватана грязными пальцами.

Беккер остановился перед зеркалом и тяжело вздохнул.

Обычно лучистые и ясные, сейчас его глаза казались усталыми, тусклыми. Сколько я уже тут кручусь. Однако считать ему не хотелось.

GETTING BANNED ON KIDS DATING APP